Татьяна Соколова

Повести, романы, пьесы, сказки

 


Главная
 
Об авторе
 
Книги
 
Контакты


 

 

 



Реалии любви (Отрывок из романа)

Экстравагантная особа не переставала удивлять Кирилла своей фантазией и откровенностью, она исполняла все его эротические желания. Завязала парню глаза и проводила до квартиры, поглаживая его спину и руки. Когда он оказался внутри, ему было позволено раздеться и улечься на диван. В комнате царило интимное освещение, заиграла какая-то медленная, бабская, на его взгляд, музыка, и жгучая брюнетка появилась в комнате в своем сексапильном красном платье. Он предоставил девушке возможность руководить и с интересом ожидал ее действий. Пока все, что она делала, его заводило.

- Что дальше?

- Ты пока выпей бутылочку, расслабься. Я припудрю носик и мигом вернусь, - она поцеловала его в шею, давая понять, что это залог. Ее рука коснулась места, которое сгорало от желания и не хотело ждать. Парень распалился еще в машине, и Кате с трудом удалось выдержать его прикосновения и не ударить его в пах.

- Я больше не выдержу! Выйду и просто набью ему морду! – рычал новоиспеченный папаша, сидя в дальней комнате.

Дима и Сергей Михайлович сидели в дальней комнате с выключенным светом и страховали Катю. Девушка не хотела рисковать. Кирилл был слишком непредсказуемым, и оставаться с ним наедине в квартире было опасно. Мужчины нужны были на случай, если план «а» провалится.

Катя вернулась из ванны, Дима почти опустошил одну бутылку, развалился на диване и глазел по сторонам.

- Как ты тут?

- Уже готов и давно! - парень приподнял бедра ей навстречу, - И сгораю от нетерпения, - Кирилл пожирал ее взглядом. Круглая грудь проглядывала в вырезе платья, из-под юбки выглядывала резинка от чулок, полоски от трусиков вообще не было видно. Ему очень понравилось то, что он увидел. Кое-что под джинсовыми брюками изменило свою форму.

- Сейчас вернусь, - Катя юркнула в кухню.

Она достала из холодильника пиво, приготовленное по маминому целебному рецепту. «Вылечит любого негодяя!» - подумала девушка, откупоривая крышку, сунула одну бутылку Кириллу, а другую взяла себе. Нельзя было, чтобы он что-то заподозрил.

- За встречу!

Они стукнулись горлышками бутылок и принялись их опустошать. Катя сделала пару глотков из своей, специальной, тары с безалкогольным напитком и принялась наблюдать, как парень осушает содержимое своей бутылки. Она игриво и сладко улыбалась. Теперь нужно было потянуть время. Девушка вышла на середину комнаты.

- Ну, что ж! Шоу начинается!

Кирилл наблюдал за всем с нескрываемым возбуждением. Она двигалась в такт музыке, приподнимая края платья и демонстрируя кружевные чулки, приспустила платье с плеча, и он встал с дивана и поспешил помочь ей довести дело до конца. Ему не терпелось увидеть ее обнаженное тело.

- Давай приступим. Я больше не могу ждать, – пыхтел Кирилл. Он ухватил ее за запястья, убрал руки за спину, будто сковав наручниками, и начал целовать шею и грудь.

- Позволь мне, - от страха ее бил озноб, силой было не вырваться, - я хочу поцеловать тебя всего, доставить тебе невообразимое удовольствие, а потом делай, что хочешь!

Идея пришлась ему по душе, он развалился на диване, спустил молнию на брюках и приготовился к поцелуям.

- Сюрприз! – Дима и папа не выдержали и выпрыгнули из своего укрытия, собираясь отрабатывать план «Б» без особых указаний «сверху». Но Кирилл уже не мог оценить их стараний, он привалился к спинке дивана и отключился.

- Что дальше? – Дима потер руки, предвкушая расправу.

- Достань из кармана брюк телефон, удали там все. Я займусь фотоаппаратом.

- Все чисто! – парень уже вжился в образ.

По недовольному лицу Сергея, Катя поняла, что он активно примерял роль ее отца.

- Конечно, тебе все удалось, - возмущенно наступал отец, - Но ты себе не представляешь, каково было сидеть и слушать, как он к тебе пристает, – мужчина считал, что вправе ее отчитывать, - Как только твоя мать такое допускает?!

- Может, поэтому я живу с ней? – не удержалась Катя. Она не могла позволить мужчине, который видел ее от силы пятьдесят минут, грубые нелестные высказывания в адрес ее матери.

Дима собрался вмешаться и образумить их, напомнить о том, ради чего они здесь. Кирилл, в конце концов, мог в любой момент очнуться. Они же не испытывали дозировку на людях.

Резкий звонок в дверь заставил всех троих напряженно вздрогнуть и подскочить. Они переглянулись, посмотрели на лежащего Кирилла и почувствовали себя, как преступники у трупа.

- Закройтесь в комнате и сидите тихо. А я посмотрю, кто там, - Катя быстро отдала распоряжения, стянула с головы черный парик, распустила собранные на затылке волосы и пошла открывать.

На пороге стояла ее сестра. Катя колебалась, открывать или нет? Аня не прекращала звонить и барабанить в дверь, еще немного и девушка принялась бы созывать любопытных соседей.

Катя отперла замок. Не здороваясь, Аня влетела в квартиру и принялась кричать.

- Где мой отец?! Папа! Я знаю, что он здесь!

Кирилл очнулся от шума и стал открывать глаза, он тихо застонал, и Сергей Михайлович зажал его рот рукой. Но мужской стон уже донесся до Аниных ушей.

- Что они там делают! Пусти меня!

Аня стала прорываться в комнату, но Катя загородила ей дорогу.

- Он сейчас сам выйдет. Подожди минутку, имей терпение.

Сестра не хотела ждать. Ей не понравился стон, донесшийся из спальни. Воображение рисовало картины измены отца, и девушка потеряла контроль над своими эмоциями.

- Вы с твоей мамашей нам за все ответите!

Катя никак не прореагировала на ее слова. Ее смешило поведение Ани, которая со всей наивностью полагала, что если двое хотят быть вместе, она сможет помешать им криком и бранью. К тому же младшая сестра сильно заблуждалась по поводу своего отца и ее матери. Катя кинула быстрый взгляд на входную дверь, которую не успела запереть за Аней. Она не хотела посвящать соседей в происходящее.

- Позволь я запру за тобой дверь, твой отец выйдет к тебе, и вы поедете домой.

Аня не хотела воспринимать ни одно Катино слово. Она была настроена на отрицание всего и настаивала на своем.

- Дай мне пройти!

Сергей Михайлович и Дима отыскали в Катином шкафу какие-то ремни и шарфы, завязали Кириллу на всякий случай глаза и руки и вышли, чтобы утихомирить разбуянившуюся девушку.

- И ты здесь!? - Аня посмотрела на Диму, потом на Катю с ее задранным коротким платьем и туфлями.

- Все ясно! Устроили ужин два на два. Они разоделись, а вы слюнки распустили. Смотреть противно! - девушка с ненавистью посмотрела на Диму, и тот вздрогнул под ее взглядом. Она опять сделала поспешные выводы. Дима с сожалением взглянул на Аню, которая сама поставила себя в неудобное положение.

- Тебе должно быть стыдно за свое поведение, - Сергей неодобрительно посмотрел на дочь. Его слова взбесили Аню еще больше. Она принялась махать руками, толкнула Катю и набросилась на отца:

- Мне?! Да ты в своем уме?

Сергей попытался утихомирить Аню, а Кате, наконец-то, удалось протиснуться к двери. Она стала закрывать ее, но большой черный ботинок не позволил довести дело до конца. Она испытала удивление с примесью ужаса, когда поняла, кому принадлежала зажатая дверью нога.

- Саша? А ты…как? Здесь?

Мужчина не ответил. Он по-свойски вошел в квартиру, захлопнул дверь и посмотрел на всех присутствующих по очереди.

- Так тебя я знаю, - он указал на Диму, а потом подозрительно посмотрел на Сергея Михайловича. На лице его отразилось недовольство.

- А это кто такой?

Сергей Михайлович не вынес такой наглости.

- Я отец этой девушки! А кто вы? И что здесь делаете?

Тут в дело вмешалась Катя, она достала, спрятанную в шкафу куртку и подала отцу.

- Сергей! Вам пора. Вас ждут жена и дети. Спасибо за все.

Девушка стала выставлять Аню и отца наружу. Мужчина упрямился, но одна дочь тянула его за рукав, а вторая толкала в спину. Пришлось подчиниться.

Когда дверь снова захлопнулась, Катя повернулась к мужчинам. Дима был неприятно удивлен появлением Саши, поджал губы и покачал головой. Саша скрестил руки на груди и выглядел еще более грозным, чем ее отец или мама. Катя чуть не рассмеялась.

Если бы Саша увидел Катю в таком виде на улице, то не смог бы сразу узнать. Она была в красном коротком платье, не скрывающем абсолютно ничего. Ее грудь была открыта взору любого мужчины в комнате, и это его бесило и возбуждало одновременно. Он и не подозревал, насколько она красива и притягательна. Ему захотелось забыть о том, что они не одни, раздеть ее и поцеловать каждый участок тела. На какое-то мгновение он даже выкинул из головы причину, по которой мчался с такой бешеной скоростью по гололеду. Но потом припомнил ради кого были все эти перевоплощения и снова завелся.

- Соизволь объяснить, что здесь происходит! Я что не вовремя? – Саша быстро смерил ее взглядом. При других обстоятельствах ему определенно понравился бы ее полураздетый вид.

- Нет, даже наоборот. Очень даже вовремя, - Кате стало так легко и хорошо. Кирилл вырубился, Аня с отцом ушли. Больше никто и ничто не могло вывести ее из равновесия, даже злобный, рассерженный мужчина. Девушка широко улыбнулась, но от этого взгляд мужчины стал еще напряженнее.

- Пьяная, – предположил он.

- Так! Я трезвая! Просто немного возбуждена произошедшим, - Катя осеклась, увидев, какое действие произвело слово «возбуждена» на Сашу, - Немного радуюсь, - исправилась девушка, - что удалось наказать Кирилла, - Как вы думаете, завтра он вспомнит что-нибудь?

- Если и вспомнит, то вряд ли тебя узнает. Ты же была в парике, - высказал свое мнение Дима, - Все продумано.

Саша критичнее относился к плану, который придумала Катя. Он собирался как следует отчитать ее, когда Дима уйдет, но идею позвонить и сдать Кирилла в вытрезвитель поддержал. Как по команде мужчины подхватили парня с двух сторон и потащили к дверям. Ноги Кирилла волочились по полу, но он вполне производил впечатление человека, который перепил. Катя закрыла за ними дверь и прислонилась к дверному косяку.

Все закончилось. Она отлично отыграла свою роль, даже лучше, чем сама могла представить. Оставалось выдержать тяжелый разговор с Сашей, и все.


Машина тронулась с места. Аня до сих пор не могла поверить, что так ошиблась в отце. Что он делал в этой квартире? Вел двойную жизнь? Пытался восстановить отношения с дочерью, а заодно и со своей бывшей? Она пронзила отца ненавидящим взглядом.

- Как ты мог? Не думала, что ты способен на измену! Я выгораживала тебя перед мамой, хотела подружиться с твоей дочерью, а ты…так подвел меня! - она всхлипнула и больно сжала пальцами нос, отчего из глаз брызнули слезы.

Отец ударил по тормозам и остановил машину у ближайшей обочины.

- Остановись! Ты сама не понимаешь, что несешь! Увидела меня там и решила, что я сплю с Катиной матерью? Почему ты так поверхностно смотришь на вещи? Ее же вообще там не было! Я приехал к Кате и взялся ей помочь. Тебе помочь. Твоя сестра, между прочим, взялась проучить Кирилла. Я просто следил, чтобы этот поддонок не изнасиловал ее или не споил, как тебя. А ты намеренно не желаешь замечать то, что делают ради тебя другие люди.

Слова отца хлестали, он говорил жестко, не щадя ее чувств. Таким Аня папу еще никогда не видела.

- Считаешь, все в этом мире происходит само по себе? Ты не задумывалась, каким образом исчезли фотографии?

- Нет, - она считала, что Кирилл одумался или модератор сайта удалил ее фото из-за излишней откровенности.

- Конечно! Ты до сих пор пребываешь в иллюзиях, что все происходит само собой! Я тебя разочарую. Ничего не бывает просто так! Скажи, что ты сделала, чтобы исправить ситуацию? Хотела спрятаться, зарыться под одеяло, как всегда делаешь в этих случаях? По-твоему, это единственный способ? Если хочешь, чего-то достичь, нельзя сидеть сложа руки! Катя выбрала путь действий. А ты бездействовала и оправдывала себя навалившимися на твою голову переживаниями.

Сравнение с сестрой было не в ее пользу, и это обидело Аню, которая высокомерно полагала, что она лучше.

- И еще! Она наказала твоего ухажера и заметь, ничего тебе не сказала. Не стала хвалиться перед тобой, пытаясь заслужить одобрение. Она просто сделала то, что считала нужным – заступилась за близкого человека. И меня просила молчать. Но ты своими подозрениями вывела меня из себя!

- Я ничего не знала, - Аня вжалась в автомобильное кресло, ей было больно от того, что папа отчитывает ее, обнажает слабости, которые она утаивала даже от самой себя, - Ты презираешь меня?

- Конечно же, нет, - поспешил успокоить он, шокированный ее вопросом. Ей сразу стало легче дышать.

-Я очень тебя люблю, моя милая, - мужчина притянул дочь к себе и погладил по волосам, - И хочу, чтобы ты перестала быть слепым котенком и начала видеть людей настоящими. У всех есть свои достоинства и недостатки, не стоит судить людей слишком строго и спешить с выводами.

Аня подняла глаза на отца.

- Прости меня за все. Поможешь мне все уладить?

Мужчина кивнул.

- Я рада, что у меня будет еще одна сестра. Всю жизнь мечтала быть младшей, - Аня послала самую красивую улыбку, на которую только была способна, - А теперь поехали скорее домой, утешим маму. Она так волнуется. Я ушла, ничего не сказав.

- Думаю, когда мы ей обо всем расскажем, она поймет и простит, - сказал отец.

И оказался абсолютно прав.

На случай, если Кирилл очнется раньше, чем его заберут правоохранительные органы, и сможет определить свое местоположение, Саша и Дима оттащили парня подальше от Катиного дома и сообщили про разбуянившегося пьяного. После этого Дима со спокойной совестью поехал домой, а Саша поднялся обратно в квартиру. Он собирался вытрясти из маленькой симпатичной головки все глупости.

Мужчина пытался держать себя в руках и не кричать, но все время сбивался на повышенный тон.

- Не хочешь ничего мне объяснить?! Ты же обещала ничего не предпринимать!

- Все же хорошо получилось? Может, ты прекратишь себя вести, как рассерженный папаша? Один такой у меня уже есть. Хватит!

- Я волновался, - пытался оправдаться Саша, - ты подвергла себя страшному риску, и совершенно необоснованному. Или тебе хотелось соблазнять этого проходимца, целоваться с ним?

- Нет! – Катя изобразила, какое тошнотворное воздействие на нее это производило, - Я едва сдерживала себя. Ты ревнуешь? – неожиданное осознание, что Саша ее ревнует, обрадовало Катю.

- Да! Я ревную! - Саша наступал на нее, - Дима, Кирилл, кто еще?! Сколько их еще будет виться около тебя?

- Мне нравишься только ты, - она подняла на него большие, полные любви, глаза. Саша потерял выдержку и сделал то, о чем мечтал весь вечер. Ее наряд ужасно возбуждал его, а когда он ощутил прикосновение ее влажных губ, потерял остатки самообладания. Девушка прижалась к мужчине всем телом, боясь потерять равновесие. Она была такой хрупкой, маленькой, что помещалась в его объятиях целиком, а его руки могли окутывать ее, как одеяло. Катя стала отвечать с такой страстью и желанием, какого мужчина не видел ни у одной даже самой опытной женщины. Ее язык сплетался с его языком, принимая и изучая правила эротического танца, руки легли на спину мужчины и плавно заскользили, поглаживая плечи, поясницу, спускаясь ниже и снова подымаясь наверх.

Игры, которые она начала с Кириллом, раскрепостили ее, и девушка закинула одну ногу на Сашу, обвиваясь вокруг его ноги, как змея. Платье задралось, рука Саши легла на резинку от чулка и заскользила выше, увеличивая голые участки тела. Они так тесно прижимались друг к другу, что он ощущал манящий запах ее тела, чувствовал, как напряженные соски упираются в его грудь и трутся о рубашку. Он потянулся, чтобы поцеловать ее грудь, но она тут же отпрянула.

- Это какое-то сумасшествие! Мы не должны этого делать!

Катя отстранялась от него, и Саша не мог понять, что произошло. Она хотела его, он мог бы поклясться. А как он желал обладать этой женщиной, одному Богу известно. Что ее сдерживает? Она что-то скрывает? Не хочет торопиться, как в прошлый раз? Боится меня?

Он пытался заглянуть глубоко внутрь нее и понять, что творится в ее голове, он не мог ее разгадать. Это изводило его не первый день.

- Хорошо. Давай ненадолго остановимся.

- Мне пора сменить маму у больной, - она закрылась в ванной. А когда появилась в комнате через десять минут, от развратной особы не осталось и следа. Волосы ее были убраны в высокий хвост на затылке, накладные ногти отправились в мусорное ведро вместе со следами косметики на ватных тампонах. На смену красному платью пришли джинсы и водолазка. Саша с сожалением посмотрел на закрытый наряд девушки. Ни единого голого участка. Теплота и удобство – были основными принципами при выборе одежды. Но даже в водолазке и джинсах она вызывала желание не помогать надевать дубленку, а содрать все тряпки и выбросить их подальше, чтобы она ходила перед ним обнаженной, пока он не удовлетворит свою потребность видеть ее нагой.

Они остановились у его машины, и Саша предложил подвезти ее к дому бабушки. И снова получил отказ. Катя словно скрывала какую-то часть своей жизни от него. Ему всегда были отведены определенные часы, никаких звонков с ее стороны, короткие телефонные разговоры. Саша устал довольствоваться теми короткими встречами, которые она предлагала. Он желал обладать ею всей, безгранично владеть ее временем, быть с ней каждую свободную минуту, узнать все мысли девушки, удовлетворить все желания. Саша не мог понять, почему она отталкивает его, не позволяет войти в ее жизнь.

- Завтра мы увидимся?

- Нет. Я работаю, а потом ухаживаю за бабулей.

- Давай вечером я заеду к вам, помогу тебе. Может, что-нибудь нужно купить, лекарства, еду, одежду?

- Нет! – резко выкрикнула Катя, - Ничего не надо! Не приезжай! Женись на своей невесте и оставь меня в покое! - девушка отпрыгнула от его машины, как от огненной лавы. Саша вытянул вперед руку, стараясь ухватить ее и задержать, объяснить, кто такая невеста и почему он обязан на ней жениться.

Она не хотела ничего слышать, не хотела, чтобы он видел ее боль, и снова бежала прочь, не оглядываясь. Как же отчаянно она желала быть с ним, любить его всем сердцем, быть его единственной. Но это никогда не осуществится!

Сколько бы она себя не обманывала, ей нет места в жизни Саши. Когда-то давно она довольствовалась бы одним его взглядом, а свидание с мужчиной было верхом блаженства. Но не теперь. Она хотела его, хотела быть с ним каждую минуту, хотела, чтобы она была для него единственной и неповторимой. Но это не так. У него была невеста, была другая жизнь. И, как и у нее, обязательства перед близкими людьми. Возможно, она даже нравится мужчине, доступная, готовая отдаться в любой момент. Конечно, зачем отказываться от того, что само плывет в руки? Саша просто брал то, что дают. С такими девушками хорошо получать удовольствие, развлекаться, а потом жениться на подходящей кандидатуре, хорошистке по всем параметрам, которая умеет тратить деньги мужа и своих родителей, сидит дома и нянчит детей. Она не могла предложить мужчине богатство, карьерный рост или связи. Только любовь.

Катя не была уверена, что это то, что он ищет. Оставалось, только постараться забыть все, выбросить его из сердца, как бы тяжело при этом не было.
 


Огромные окна первого этажа были завешаны светлым, когда–то белым тюлем. В углу кабинета, прямо напротив окна, стояло пианино. Рядом с ним выстроилась группа девочек пяти – шести лет и старательно открывала свои ротики, издавая протяжные звуки.

- Молодцы. А теперь давайте вспомним песенки, которые мы выучили к новогодним праздникам, - ласковым материнским голосом сказала Катя и заиграла вступление.

Дети вслед за ней подхватили хорошо знакомые слова. Спев один куплет без запинок, они стали сбиваться и смотреть не на нее, как делали это на всех занятиях, а куда-то в сторону.

- Екатерина Сергеевна! Смотрите! Там девочка на шариках прилетела, как воздушная фея, - пропищала одна из учениц, и Катя выглянула в окно.

За стеклом и правда прыгала и мелькала девичья фигурка с охапкой шаров.

- Можно мы посмотрим? Пожалуйста.

Заставить детей петь, когда что-то яркое и цветное мелькает перед глазами, было бы издевательством над их любопытной натурой. К тому же Кате самой не терпелось узнать, что Аня делает у окон ее кабинета.

Учительница вместе с ребятишками подошла к окну, и дети принялись радостно улыбаться и махать Ане в ответ. Когда ей удалось завладеть всеобщим вниманием, девушка привязала ленточки гелиевых шаров к руке и поднесла к окну табличку.

- Там какие-то буквы, смотрите! – дети стали тыкать в стекло пальчиками и называть знакомые буквы. Катя быстро пробежала глазами по надписи.

- Прости меня за все! А не то я..., - к надписи прилагалась фотография Ани, собирающей в ладони слезки.

Следующий плакат был украшен всевозможными сердечками и гласил: «Я тебя очень люблю и хочу, чтобы мы были лучшими подругами». Аня подняла табличку «вот такими!» с двумя обнимающимися плюшевыми медведями. После этого появилась следующая надпись и иллюстрацией к ней были всевозможные тяжелые работы, которым она готова подвергнуть себя, чтобы искупить вину.

- А что это такое? – спросила одна из учениц.

- Это мини-фильм, который показала нам Анна Сергеевна, она будет вместе с нами готовить спектакль и просто репетирует, рисует разные декорации, - пошутила Катя.

Она жестом пригласила Аню зайти.

- Мне кажется, эти рисунки не подходят. Надо нарисовать снежинки, елочку, горку.

- Конечно, - Катя погладила сообразительную девочку по голове, - Сейчас Анна Сергеевна придет, и вы ей все расскажете. А вот и она. Ребята, познакомьтесь. Это Анна Сергеевна – талантливый художник, который поможет нам сделать декорации к зимней сказке.

- Здравствуйте! – Аня поклонилась, скрывая удивленные глаза за букетом шаров, - Я спешила к вам, ребята, чтобы каждому сегодня шар волшебный подарить.

- Только крепко его ручками держите, а не то он мигом улетит, - Катя подмигнула Ане, подхватывая игру, - И давайте на прощанье песню вместе пропоем мы про наш воздушный шарик, как вам весело вдвоем. Все кто будет петь звонко и громко, получат в конце занятия шарик и смогут унести его домой, - пообещала учительница, и дети радостно закричали, а потом с такой же громкостью запели.

В конце занятия они пропели своей учительнице: «До свидания», Катя и Аня вместе построили их. Дети встали в пары со своими шариками, дергали их за ленточки, подманивая к себе, задирали вверх головы и довольно улыбались. Девушки отвели детей к гардеробу, откуда их забрали родители. Только после этого у сестер появилось возможность поговорить с глазу на глаз.

- Спасибо, очень приятно и неожиданно! Но я на тебя и не злюсь. Понимаю, каково тебе было, - Катя склонила голову, разглядывая линии на своих ладонях, - Это я от восторга чуть не умерла, когда мама сообщила, что у меня есть сестра. Мы же всю жизнь с ней вдвоем.

Аня даже не предполагала, что для Кати это так важно.

- А я только и делала, что ревновала и злилась, - Аня покачала головой, ругая себя за эгоистичное поведение, - Я рада, что все разрешилось. Мои родители помирились, а мама даже подумывает пригласить тебя к нам на обед в один из выходных.

Катя выразила искреннее удивление по этому поводу, и Ане пришлось сознаться:

- Мы с папой рассказали о твоих подвигах, как вы Кирилла проучить пытались. Короче, ты и Дима у нас теперь первые люди в доме.

- Вы с Димкой так и общаетесь? – осторожно спросила Катя.

Аня долго отнекивалась, не желая подымать больной вопрос, а потом ответила:

- Скажем так, в данный момент нет. Я пытаюсь разобраться в себе и своих чувствах.

- Бывает, - Катя понимающе кивнула и увидела, что Аня с интересом смотрит на улицу.

- Что там еще? - Катя проследила за ее взглядом.

За окном мелькал большой плюшевый медведь, почти такой, как на Аниной картинке, только еще пушистее и смешнее. Особенно повеселило младшую из сестер то, что за игрушкой скрывался вполне взрослый мужчина.

- Кто это? Твой жених? – смеясь, проговорила девушка, от нее не укрылся тот факт, что им обеим нравились взрослые мужчины. Все-таки они были похожи гораздо сильнее, чем казалось на первый взгляд.

- Он не мой!

- Немой? Понятно, почему не рычит, - пошутила Аня, и Катя улыбнулась.

Медведь покрасовался за окном и стал двигаться в сторону входа.

- Пожалуй, мне пора. Созвонимся. Я бы с удовольствием послушала историю о Кате и медведе, в другой раз, когда ты не будешь так занята, - Аня еще раз попрощалась и ушла, уступая место личной жизни.

Катя нервничала и бралась за десяток дел одновременно: перекладывала нотные тетради, собирала вещи, накидывала и снимала с себя дубленку. Мужчина и медведь появились в дверях, когда она продумывала в голове, что им сказать и куда убежать.

- Приветик!

- Привет. Я думала, что мы все выяснили, - она поджала губы, хотя страстно хотела расцеловать его и броситься на шею, поблагодарить за подарок, сказать, как сильно они оба ей нравятся.

- А я думаю, что нет, - Саша обнял ее медвежьими лапами и пощекотал нос, - Это тебе. Будет согревать зимними ночами, пока меня нет рядом, - Мой плюшевый друг уже отчаялся, думал, что его так и погребут под старыми вещами. Целых два года он безвылазно сидел в своей берлоге. С тех самых пор, как ты исчезла, Тео ждал своего заветного часа, прячась от любопытных глаз в шкафу. Я собирался подарить его в тот злосчастный вечер, когда ты уехала.

Катя обхватила игрушку руками:

- Спасибо. Очень красивый и мягкий, - он растрогал ее своим рассказом, но Катя заставила себя вспомнить о неприятном, - Как поживает твоя невеста? Ей не нравятся плюшевые медведи?

- Понятия не имею. Какое это имеет значение?

Оказанный ему прием был не слишком теплым. Катя стояла, как чужая, отгораживалась игрушкой и молчала. Не спросила, откуда он знает, где она работает, как ее нашел. А ему ведь пришлось выдержать нелегкую беседу с ее мамой, выслушать все, что она о нем думает и дать клятвенное заверение, что у него только благие намерения. И это притом, что он терпеть не может разговоры с родителями.

Саша долго смотрел на нее и ждал, когда настоящая живая Катя протиснется сквозь оболочку отчуждения, но она не сделала ни одного усилия над собой.

- Хорошо. Если ты не рада меня видеть, я уйду.

Она зарыла глаза в шкуру медведя и не проронила ни слова. Саша развернулся и вышел. Хлопок двери прозвучал в тишине, как выстрел. Сильная боль пронзила ее, и она застонала:

- Нет!

Голос ее стал тише, и Катя прошептала в пустоту:

- Я же люблю…, - она оторвала глаза от игрушки, взглянула на дверь и увидела, что Саша наблюдает за ней. Он не ушел, он все еще был здесь, с ней. Это только дверь. Ему удалось перехитрить ее, Катя снова зарылась в медведя и разрыдалась. Обманом он заставил ее признаться в своей слабости – любви к нему.

В несколько быстрых шагов Саша преодолел расстояние между ними и подхватил ее на руки.

- Почему ты отталкивала меня? Ну! Ну, что ты, - он погладил ее по щекам и почувствовал, горячие слезы на своих руках.

Она не хотела признаваться ему, что любит его. Все было бессмысленно, как он этого не понимал. У него невеста, устроенная жизнь. Она не подходила для всей этой роскоши, не могла сравниться с салонными девушками, подтянутыми и припудренными, похожими больше на кукол, чем на живых людей.

- Почему ты не оставишь все, как есть? Не оставишь меня в покое? Не вернешься к своей невесте, не заведешь с ней семью, как и планировал? Почему ты меня преследуешь? Мы провели прекрасную ночь два года назад, и я никогда этого не забуду, но все в прошлом. У нас разные дороги, тебе будет лучше с той, другой, которая знает, как доставить тебе удовольствие, к которой ты привык и приспособился.

- Ты всегда решаешь за других, что им лучше? – Саша не верил своим ушам, она прогоняла его.

Катя и сама с трудом верила, что чужой сиплый голос, произносящий ледяные фразы, принадлежит ей.

- Чего ты хочешь от меня? Вернуть лето двухлетней давности? Ничего не выйдет. Мы стали другими. Я и тогда не могла дать тебе то, что ты хочешь, а сейчас тем более. Мы из разных миров, из разного теста, не совместимы!

Он подумал, что ослышался.

- И какое же мне тесто нужно? – иронизировал Саша.

- Из муки высшего сорта, я к ней не отношусь.

- Я всегда любил ржаной хлеб, так что извини, твой аргумент меня не устраивает. Это все, что тебя напрягает в наших отношениях или есть что-то еще, что мне нужно знать?

Катя смотрела в пол, медведь закрыл ее голову лапами, и она сдавленно произнесла:

- Самое главное – ты не любишь меня. И никогда не любил.

- А почему тебя это волнует? Для сексуальной интрижки, короткого курортного романа не нужна любовь. Ты же не хочешь связывать себя серьезными отношениями, разве нет? Вечные авантюры, флирт. В Доме отдыха ты вообще встречалась и со мной, и с Димой. Может, дома тебя ждал кто-то третий?

Она выбралась из медвежьего логова, с яростью взглянула в его горящие глаза, и выплеснула весь гнев, который копился два года:

- Хватит нести чушь! Я сотни раз говорила тебе, что ни с кем не встречаюсь. Что ты вообще знаешь о моих чувствах? Я любила тебя все эти годы, с нашей первой встречи. Заладил: Дима! Дима! У меня никогда не было с ним отношений! С чего ты вообще взял, что я закрутила с ним роман? И когда? В те дни, что я прожила в доме отдыха, я каждую свободную минуту проводила с тобой. Сходила по тебе с ума, а ты ничего не замечал. Сразу после нашей ночи, мама увезла меня в больницу, у дедушки случился инфаркт, а я думала только о том, что расстаюсь с тобой. Вела себя как последняя эгоистка, и поплатилась за это. Дед умер, и меня не было с ним.

Слезы душили Катю, она уже не пыталась остановить горячий поток, беззвучно рыдала и продолжала говорить:

- Я ждала, что все пройдет, и время залечит раны. Но ты прочно засел в моем сердце, и тебя было оттуда не выгнать, - она рассмеялась сквозь слезы, - Я болела тобой, и это не поддавалась никакому лечению. Я пыталась встречаться с другими, но твой образ преследовал меня. Ты представить не можешь, сколько я искала тебя, облазила все сайты, пересмотрела всех Александров. И ничего. Невозможно найти человека с таким распространенным именем. И вот ты снова врываешься в мою жизнь, оскорбляешь, налетаешь, как смерч, который сносит все со своего пути. И в первую очередь мою устоявшуюся жизнь. Я только недавно начала привыкать жить без тебя. И зачем? Зачем тебе все это? Ради прихоти? Пары ночей, чтобы было что вспомнить?! Да, я знаю, что мне будет хорошо с тобой, и с трудом сдерживаюсь, чтобы не наброситься на тебя, каждый раз, когда вижу, но я не хочу делить своего мужчину ни с кем.

Саша приблизился к Кате, вырвал из ее рук медведя, которого она использовала как носовой платок, крепко обнял, не смотря на попытки вырваться и удары маленького кулачка, а потом поцеловал ее так страстно, как еще никогда этого не делал.

- Ты не представляешь, как долго я ждал от тебя этих слов. Я готов повалить тебя на первую парту и зацеловать до смерти, но боюсь, что директор музыкальной школы не оценит моего страстного порыва, - Саше пришлось развернуть ее лицо небольшим усилием руки. Когда она, наконец, посмотрела на него своими большими влажными глазами, он дунул в них, стараясь осушить соленые капельки, и шепнул:

- Я тоже люблю тебя.

Она мотала головой, не веря ни единому слову.

- Ты любишь меня? – еще раз спросил он, все еще боясь в это поверить, и увидел, как Катя кивнула.

- И поэтому плачешь?

- Ага, любовь к тебе почему-то доставляет дикую боль.

- Но я же тоже люблю тебя! – Саша поцеловал влажные щеки, коснулся ее губ, не давая говорить, - И даже больше. Я без ума от тебя. Ты разве не знала?

Она снова замотала головой.

- Нет, ты никогда не говорил.

- А ты что не догадывалась? Думаешь, я за всеми девушками хожу, как тень, решаю проблемы их подруг и сгораю от желания поцеловать при каждом удобном случае? А еще ревную? Ты единственная, кто вызывает во мне такие чувства. И мне даже не по себе от этого. Хочется сгрести тебя в охапку, спрятать от других мужчин, чтобы ты принадлежала только мне.

Он погладил ее по щеке, нежно прижал к себе. Она уже не вырывалась, а покоилась в его объятиях, словно под крылом огромной сильной птиц, которая могла одним взмахом избавить ее от любых невзгод и несчастий.

Катя до сих пор не могла поверить в то, что он действительно ее любит.

- Когда ты понял, что любишь меня? – ей нужно было знать все, чтобы поскорее понять, в каком измерении она находиться.

Саша догадывался, что его засыплют вопросами и приготовился ответить на все. У него самого был только один вопрос, но он приберег его напоследок.

- Не знаю, дай подумать. Наверное, когда ты исчезла, и я понял, что у меня нет ни твоего адреса, ни телефона, что я не знаю даже твоей фамилии, шансов увидеть тебя практически не было. Я понял, что теряю тебя, и тогда почувствовал острую необходимость, сказать, как сильно я тебя люблю. Сердце защемило от такой тоски, что я не находил себе места, - он посмотрел куда-то в сторону, ненадолго задумался и признался, - Хотя влюбился, наверное, гораздо раньше. Может, прямо на пляже в первый день. Ты была такая беззащитная и милая, так старательно прикрывалась от меня маленькой ручкой, а я мечтал отнести тебя на песок и избавить от ненужных вещей.

Катя улыбнулась. Их фантазии были очень похожими в тот момент.

- Ты не переставала удивлять меня. И сейчас все еще не перестаешь. Не всегда в хорошем смысле, - пожаловался мужчина, припомнив ей последние события, - ты была и романтичной, и страстной, и безрассудной и напуганной, и сильной, и ужасно беззащитной. Я терялся при виде тебя, вел себя, как мальчишка, чего со мной давно не бывало. А твои поцелуи, твое желание отдаться мне просто сводили с ума. Я жил только нашими встречами, короткими мгновениями и был впервые безрассудно влюблен. А потом ты исчезла, и что-то умерло внутри меня. Я искал утешения у женщин, но какими бы страстными они не были, это не приносило удовлетворения. Отношения свелись к автоматизму, и мне уже было все равно, с кем встречаться и на ком жениться. Мы с отцом как раз обсуждали этот вопрос в кафе, когда появилась ты. В тот день он собирался познакомить меня со своей возлюбленной, я сердился на него. Отцу повезло больше, чем мне: он нашел свою любовь после двадцати лет разлуки, а я не мог найти тебя. И тут ты выросла, будто из моего сознания, появилась в самый неожиданный момент. Он стал проявлять к тебе такую нежность и заботу, что я не выдержал и вскипел. Почему-то решил, что у вас роман.

- Да, это было забавно. Мне, конечно, нравятся взрослые мужчины, но не настолько.

- Мне было не до смеха, - честно признался Саша, - а ты флиртовала со мной. Я хотел тебя так сильно, что готов был раскидать на столе все тарелки и притянуть тебя к себе. А потом ты снова исчезла, сразив меня наповал. Мои чувства стали снова просыпаться, выходить из замороженного состояния, в котором они пребывали до встречи с тобой. За два года у тебя мог появиться любимый мужчина, и боялся, что опоздал. Ты каждый раз заставляла меня нервничать и переживать, я не мог до конца раскусить тебя и понять, как ты ко мне относишься. Я много раз порывался оставить тебя в покое, считая, что тебе будет лучше с кем-то вроде Димы, общие интересы, взгляды, не такая большая разница в возрасте и все такое. Я говорил себе, что ты заслуживаешь лучшего.

- Но ты и есть самое лучшее! – Катя посмотрела Саше в глаза, - А чтобы ты не сомневался, можешь доставить мне самое лучшее и сильное удовольствие – поцеловать и незамедлительно.

Девушка потянулась к мужчине и посмотрела на него счастливыми глазами. Саша медленно наклонился и коснулся своими губами ее губ. Он почувствовал, как они становятся мягкими и горячими от его поцелуев, а Катя все сильнее прижимается к нему.

- Ты знаешь, что сводишь меня с ума? – Саша обнял девушка так крепко, как только мог, - Я даже не верю, что ты влюблена в меня, моя самая прекрасная, нежная, - подумав, он добавил, - А еще безрассудная.

Мужчина посмотрел на нее с укоризной. Ей было не избежать очередного выговора по поводу истории с Кириллом.

- Надеюсь подобного рода приключения в прошлом? Потому что я не потерплю, чтобы кто-то, кроме меня, коснулся тебя. Ты не представляешь себе, что я почувствовал, когда представил, что ты вытворяешь, а потом увидел тебя почти голую в окружении троих мужчин. Я чуть с ума не сошел от ревности.

- Извини! Но я же тогда еще не знала, что ты меня любишь и переживаешь? – пыталась оправдаться Катя, но Саша ничего не хотел слушать, - Хорошо. Обещаю, больше не буду так себя вести, - она сделала паузу и очень тихо добавила, - с Кириллом. А ты обещаешь обнимать и целовать меня так же часто, как сегодня?

- Обещаю, что это будет происходить даже чаще, чем сегодня! И буду не только обнимать и целовать тебя, – сообщил Саша, глаза его горели страстным желанием.

Кате захотелось поскорее укрыться в каком-нибудь укромном месте и узнать, что значит «и не только», но оставался еще один важный вопрос:

- Так как же твоя невеста?

- Ах, это. Помню, помню, - Саша загадочно улыбнулся, - Я как раз на днях собиралась тебя с ней познакомить. Иди сюда.

Саша подошел к окну и поманил Катю к себе.

- Сейчас я ее тебе покажу!

Девушка шла через силу. Она совершенно не понимала Сашу. Только что признался в любви, а теперь выясняется, что приехал не один, а с невестой.

- Я не хочу! – Катя пробовала отвернуться, но он придержал ее за подбородок.

- Смотри, что ты видишь?

Катя выглянула на улицу и увидела престарелую директрису. Больше поблизости никого не было.

- Тамара Ивановна? Ей же шестой десяток пошел! Это слишком даже для тебя!

Чего-чего, а такого она даже от Саши не могла ожидать.

- Да, нет, - мужчина расхохотался, - смотри не сквозь стекло, а на него. Кого ты видишь?

- Никого. Тебя и се…

- Договаривай, смелее, - он хитро смотрел на ее меняющееся лицо.

- Себя. Но…

- Что но? Вспомни, что я тебе конкретно сказал? Что собираюсь жениться, правильно?

Катя нерешительно кивнула, боясь поверить, что он не шутит.

- Вот я и искал себе невесту. Мама мне прочила дочку своих богатых знакомых. И я уже готов был согласиться, пока не увидел тебя и не влюбился снова. Ты то, что я искал все эти годы, самое дорогое, что у меня есть, - Саша немного помолчал, давая ей переварить информацию, а потом продолжил, - Этот медведь не просто игрушка, он мой свидетель и кольценосец. Видишь у него в руках спасательный круг? Это безразмерное кольцо помолвки в форме спасательного круга, чтобы ты, моя любимая, могла спасти меня от одинокой безрадостной жизни. Ты согласна?

Катя подумала, что ослышалась и попросила ее ущипнуть.

- С удовольствием, - он щипнул ее ниже талии, и она вскрикнула.

- Щекотно, - она поцеловала его и переспросила, - Я точно не сплю?

- Не меняй тему. Ты ответишь мне на мой вопрос? Ты согласна стать моей невестой, а в будущем женой? Я понимаю, нам надо лучше узнать друг друга, но мне было бы приятно открывать тебя с новых сторон в качестве своей невесты, а не девушки, подруги, или знакомой.

- Я точно знаю, что последнее мне абсолютно не подходит! - Катя развернулась к нему, сосчитала до трех, чтобы успокоиться и не произнести, рвущееся наружу слово, - Ты не все знаешь обо мне, я должна рассказать тебе один секрет.

- Потом. Все потом. Сейчас я отвезу тебя в какое-нибудь уютное местечко и заставлю ответить на свой вопрос, - его взгляд затуманился, он забыл про все дела и заботы. На Земле существовали только два человека, и он не хотел ничего знать ни о ком другом.

- Не получится, через пятнадцать минут я должна быть дома, - ее слова заставили вернуться к реальности, он вспомнил про ее обязательства, - Как раз на счет этого я и хотела поговорить с тобой. Приедешь сегодня к нам на ужин? Мне будет легче объяснять на…, - Катя запнулась, - наглядно.

- Ты приглашаешь меня в свое тайное убежище? – он был изумлен. В эту минуту его обязательства напомнили о себе резким звонком.

- Увидимся вечером? – спросила она, когда поняла, что его ждут безотлагательные дела.

- Не знаю. Пока ничего не могу обещать. Я позвоню. Веди себя хорошо.

Он едва коснулся ее губами, быстро испарившись и оставив неприятное ощущение нереальности всего происходящего. У нее засосало под ложечкой от предчувствия.

Вечером Саша так и не объявился. Впервые она позвонила ему сама, и услышала неприятный женский голос:

- Кто это? Я его невеста! Говорите!

Он солгал ей. У него все-таки была невеста. Катя собиралась бросить трубку, но услышала:

- Кто бы это ни был! Не звоните сюда. Мы с Сашей любим друг друга и уже назначили день свадьбы – 25 декабря.

Она больше не могла себя мучить и повесила трубку.

НАЗАД


Анонсы  
   

 

 

"Приключения Шопиков". Серия коротких веселых рассказов для детей о маленьких существах, которые живут в магазине.

 
   



Для писем
© 2009-2016 romanistka.ru
 

by Evgeniya Nikolaeva

Яндекс цитирования

музыка барды рок авторская песня стихи