Татьяна Соколова

Повести, романы, пьесы, сказки

 


Главная
 
Об авторе
 
Книги
 
Контакты


 

 

 



Три судьбы (Отрывок)

Вкус железа во рту, съеденные наголо ногти, глаза, которые щипали и болели от долгого смотрения на часы.

Она ненавидела того, кто придумал этот тикающий механизм. Без них ожидание не было бы таким томительным. Она отсчитывала про себя секунды и могла не смотреть на прямоугольное табло, так как точно знала, сколько сейчас времен, секунда в секунду. Но почему-то все равно ровно через каждые пять минут поднимала глаза и прикусывала в кровь губу.

- Где же Костя? – Ангелина выглянула в окно и посмотрела на улицу: скоро начнет светать, а его все нет. С тех пор, как ему назначили женщину – начальника, муж ни разу не вернулся с работы вовремя. Попытки дознаться выводили его из себя, муж становился неадекватным. Никогда он не был таким, как последние полгода.

Они должны были давно вернуться из командировки. Чем они занимаются? Совместные поездки, рассказы о том, как заработались и уснули в одном номере прямо за рабочим столом. Зачем муж рассказывал ей все это? Соблюдал их давнюю договоренность быть честными друг с другом? Или хвалился своей железной волей - спал с женщиной на одном диване и не занялся с ней сексом? Верилось с трудом. Мысль об измене итак не давала покоя, но она старательно гнала ее от себя. Она не хотела верить, что двадцать лет совместной жизни для него ничего не значат. У них двое детей.

Зачем ему рисковать всем?

К тому же она собственными глазами видела его начальницу и ее семью. Муж в ней души не чает. Он обеспечил свою семью всем, она могла бы вообще не работать, но захотела возглавить его дело, когда он отошел от него и превратился в домохозяина, заботливого и внимательного возлюбленного.

Инга была старше их с Костей лет на десять, а ее супруг и того больше. Что у них могло быть общего, кроме работы? Сигареты и бутылка виски! – напомнила она себе и вздрогнула.

Плавная мелодия дверного звонка резанула ухо. Кнопку вдавили в стену и не отпускали минут пять. Дети заворочались в своих кроватях, и старшая дочь, не разлепив глаз, вышла в коридор посмотреть, кто пришел.

- Сколько времени? - она протяжно зевнула. Рыжая махровая пижама была смята и растревожена так же, как и сама девушка.

- Я открою, иди спать, - женщина пригладила волнистую челку, упавшую прямо на глаза, судорожно сглотнула и напряглась от неприятного предчувствия. Муж был не один.

Она отступила назад, пропуская начальницу мужа и ее заместителя. Ангелина подавила неодобрительный взгляд при виде того, как они вальяжно, по-свойски вошли в квартиру. Муж появился в дверях последним. Ей пришлось придержать его за локоть, чтобы он не упал. Костю шатало, как тростник на ветру.

- Дорогая! Вот мы и дома! – он радовался чему-то непонятному, известному ему одному, и говорил так уверено, будто не было ничего странного в появление этих малознакомых людей в их доме в три часа утра.

Ангелина была готова завыть, закричать, ей хотелось выгнать этих людей, поставить их на место, но она не хотела унижать мужа, не хотела вести себя невежливо с его гостями.

Она наклонилась, чтобы снять с мужа обувь и почувствовала, как он навалился на нее всем телом, руки его безжизненно свисали. Он бубнил что-то странное, складывалось ощущение, что он уподобился их пятилетней дочери и на ходу выдумывал свой язык. Она его совершенно не понимала.

Муж был тяжелым, и снять ботинки удалось только с третий попытки. Склоненная, она увидела, две пары грязных туфель, оставляющих следы на бежевом ковре и движущихся в сторону гостиной.

- Сварите кофе, - начальственно отдала распоряжения Инга так громко, что дети заерзали в кроватях и проснулись. Пятилетняя Мила заплакала. Шорохи в коридоре, грубые голоса и темные фигуры нарисовали в воображении девочки картины злых существ, монстров, которые ворвались, чтобы нарушить их мирный сон и покой.

- Мам, я успокою ее, - Мая выглянула из детской и быстро спряталась обратно.

В прислонившейся, съехавшей на пол фигуре она не узнала отца. Две узкие ехидные щелочки вместо глаз, вывалившийся изо рта язык, подбородок мужчины был в слюнях. Он походил на неряшливую грязную собаку. От человека остался разве что костюм, но и тот был сальный и мятый после трехдневного ношения.

- Как командировка?

- Мы там не были. Муж Инны уехал с детьми за город, а мы остались в городе, - весело икнул Костя, подымаясь с пола. Он постарался привести себя в надлежащий вид, откинул голову и властно посмотрел на жену, - Долго нам ждать кофе?!

Ангелина боковым зрением увидела Инну, стоящую в дверях гостиной. Рядом с начальницей мужчина менялся на глазах.

- Тебе лучше прилечь, хотя бы на пару часиков, - нерешительно предложила она, но он отмахнулся:

- Женщина! Не указывай мне, что делать! - неловким движением руки Костя больно ударил ее по горлу, лишив возможности говорить.

Пока его начальница здесь, говорить с мужем было бесполезно, Ангелина подчинилась. Она загрузила зерна в кофемолку и стала слушать, как она злорадно жужжит, стирая кофе в порошок. Она бы испытала истинное удовольствие, окажись на месте кофе парочка мелких пакостных людишек.

За стенкой послышался мужской голос, и Ангелина почувствовала недоброе. Почему в детской мужчина? Костя зашел пожелать детям доброго утра? Нечего тревожить детей.

Твердая злоба привели ее в боевую готовность, и женщина с грохотом поставила чашки обратно на стол. Запахнув поплотнее халат, она распахнула дверь настежь и губы ее нервно задрожали.

- Что вы здесь делаете? Выметайтесь!

На кровати старшей дочери сидел пьяный мужчина. Его рука лежала на одеяле, он вдавил девушку в кровать, не давая вырваться. Мая ошарашено смотрела на незнакомца и боялась пикнуть. Ангелина закипела одновременно с чайником на кухни и закричала, что есть мочи:

- Вон! Выметайтесь вон! – она схватила мужчину за лацканы пиджака и стала выталкивать его из комнаты. Частыми толчками ей удалось выпихнуть его в коридор, куда нехотя выползли Инга и Костя. Недовольство читалось на их лицах. Им не понравилось, что их прервали от занимательного курения одной сигареты на двоих, сидения на мягком диване и тупой болтовни.

- И Вы тоже! Вон! - Ангелина указала начальнице мужа на дверь, и муж помрачнел.

Серый нечеловеческий цвет лица, звериные глаза и поза не остановили Ангелину, она распахнула входную дверь, показывая, что не шутит. Костя весь налился яростью.

- Какого черта ты делаешь? - муж брызгал слюной и все больше свирепел. Инна подошла к открытой двери с достоинством королевы и обратилась к своим подчиненным:

- Федор, мы уходим! Костя, - она погладила его чуть ниже локтя, смерила Ангелину надменным взглядом и договорила, - разберись со своей женой!

Как собачонка, виляя хвостом и тявкая, Костя провожал хозяйку до дверей. На задних лапах он подошел к двери, толкнул ее и повернулся к своей семье. Ангелина скрестила на груди руки и ждала, когда муж объясниться. Мая выглядывала из-за двери своей комнаты, а крошка Мила пряталась под одеялом в своем защитном домике, куда не могли забраться чудовища.

- Сейчас четвертый час, зачем ты привел их к нам? Этот Федор пытался..., - она собиралась открыть ему глаза на тех людей, с которыми он работает, но муж заткнул ей рот ладонью и зарычал:

- Не смей позорить меня перед друзьями!

«Друзьями?» - она замотала головой и попыталась стрясти его ладонь со своих губ. Костя надавливал сильнее, больно стискивая и сминая ее щеки.

- М! Пусти! - мычала она, но муж смотрел на нее стеклянными глазами.

- Как ты могла унизить меня перед этой прекрасной женщиной? Выставить ее за дверь? Инна в сто раз лучше тебя!

Ангелина не выдержала и укусила ладонь мужа, заставив ее отпустить.

- Сука! – тяжелая рука с громким тупым звуком опустилась на ее челюсть. Голова дернулась вправо и ударилась о шкаф.

- Папа! Что ты делаешь! – Мая выскочила из комнаты и повисла на руке отца, но он смахнул девушку, как ненужную помеху, оттолкнул в сторону и начал колотить женщину по лицу и груди. Удары и ругательства сыпались на нее с частотой биения сердца. Ей казалось, что она слышит их эхо, но это голова откидывалась под его рукой и колотила собой шкаф. Откуда-то издалека разносился рев детей, они пытались разжалобить отца слезами, но он ничего не видел перед собой, кроме ярко-красной боксерской груши.

- Остановись, папа! Прошу тебя! - Мая пыталась заслонить маму собой и почувствовала всю силу мужского удара, - Папа! – она повалилась следом за мамой на пол и придавила ее собой. Окровавленное тело было похоже на отбитый кусок мяса, на корчащееся в предсмертных судорогах забитое животное.

Натренировав вдоволь руки и запыхавшись от непривычно долгого занятия спортом, папа сделал паузу, чтобы перевести дыхание. При виде крови на полу, опухших губ и заплывших глаз, девушка совершенно растерялась. Она не представляла, как ей образумить этого монстр, вселившегося в папино тело. Она не могла с ним справиться. Мая успела отползти в сторону кухни, дотянулась до маминого телефона и увидела, как отец принялся колотить почти бездыханную маму ногами. Он делал это в полсилы, будто отпихивал валяющуюся на дороге вещь в сторону.

После долгого затяжного гудка девушка услышала взволнованный голос маминой подруги, живущей по соседству.

- Ангелина?

- Тетя Ира, пожалуйста, - всхлипнула Мая, она спряталась за кухонной дверью и выглядывала из-за стекла, - Он…она вся в крови, не дышит, я...

Связь оборвалась. Меньше, чем через пять минут, в накинутых поверх халатов куртках тетя Ира и ее муж появились в квартире. С трудом оттащив невменяемого мужчину от избитой жены, Игорь обмотал поясом куртки руки Кости и потащил его в ванну. Он кинул его на пол, запер дверь и заблокировал ручку хоккейной клюшкой.

- Скорая? Срочно! Тяжелые телесные травмы и переломы! – сообщила тетя Ира и принялась обтирать мокрым полотенцем то, что осталось от лица подруги. Она положила ее голову себе на колени и давилась слезами, тихо и беззвучно, чтобы не расстроить убитую горем девочку. Мая сидела тут же, неподалеку. Она не могла заставить себя посмотреть в мамину сторону, поэтому постоянно вскакивала и бегала на кухню полоскать полотенце.- Что еще нужно сделать? Вы только скажите? – лепетала она дрожащими губами, зубы девушки стучали друг о друга. Ее сковал холодный ужас: «Ма могла умереть!»

- Все будет в порядке, - попытался утешить девушку дядя Игорь, но его слова прозвучали лживо и неубедительно, - Успокой сестренку, а мы позаботимся о ней.

Как она могла забыть о сестренке? Мая вернулась в комнату и заглянула под одеяло сестрички, но ее там не оказалось. Тихое всхлипывание из-под кровати обнаружило девочку.

- Он ушел? – большие глаза, полные отчаянного страха, уставились на Маю.

- Кто?

- Зверь?

- Его поймали, - сестра вытянула вперед руки, чтобы помочь Миле выбраться. Но девочка с опаской косилась на дверь. Мая проследила за ее взглядом и загородила светлую полоску, чтобы девочка ненароком не увидела маму. Воспоминания о самом заботливом и нежном в жизни человеке, навели на мысль, как выманить малышку.

- Смотри, что у меня есть, - Мая сняла с пальца перстень, который мама подарила ей в детстве, и повертела его перед глазками сестрички, - Это колечко волшебное, оно помогает побеждать страшных чудищ и бороться со своими страхами. Мама рассказывала, что если надеть его на пальчик, повернуть три раза и крепко зажать кулачок, все плохое уйдет. Тебя будут охранять ангелы.

Мила выбралась из своего укрытия, и забралась на руки сестры. Она долго не отпускала ее от себя, дрожала, куталась в одеяло и сонно бормотала:

- Мама, мой ангел, почему она улетает от меня?

Мая отвернулась. Волна болезненного отчаяния пеленой стояла в ее глазах. Она всегда избегала мыслей о смерти. Ей хотелось думать, что она далеко, где угодно, только не с ними. Кожей Мая почувствовала присутствие холодной пожирающей тени, которая, не таясь, бродила по прихожей. Время до приезда врача тянулось мучительно долго. Она старательно отмахивалась от тяжелых повисших в мозгу вопросов, когда услышала слабый голос сестры:

- Мама умрет?
НАЗАД


Анонсы  
   

 

 

"Приключения Шопиков". Серия коротких веселых рассказов для детей о маленьких существах, которые живут в магазине.

 
   



Для писем
© 2009-2016 romanistka.ru
 

by Evgeniya Nikolaeva

Яндекс цитирования

музыка барды рок авторская песня стихи